С. А. Игумнов, Е. В. Гуткевич, П. С. Лапанов, С. М. Шахова
Национальный научный центр наркологии – филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского», ФГБУ «Томский национальный исследовательский медицинский центр Российской академии наук» Научно-исследовательский институт психического здоровья, УО «Гомельский государственный медицинский университет», Речицкий дом-интернат для детей-инвалидов с особенностями психофизического развития
Исследовались психологические особенности пациентов с невротическими и соматоформными расстройствами и потребителей синтетических катинонов по сравнению со здоровыми испытуемыми. Всего исследовано 132 испытуемых. Контрольную группу (КГ) составили 50 человек, группу пациентов с невротическими расстройствами (ОГ1) – 52 человека и группу потребителей катинонов (ОГ2) – 30 человек. Использовались пятифакторный опросник личности 5PFQ «Большая пятерка»; опросник «Способы совладающего поведения» Р. Лазаруса; Торонтская алекситимическая шкала (TAS-); шкала депрессии А. Бека. Обнаружено, что у пациентов с невротическими расстройствами и потребителями катинонов существуют общие психопатологические черты, которые значительно более выражены, чем у психически здоровых испытуемых. Показатели групп приведены в следующем порядке: КГ, ОГ1, ОГ2, – значения напряженности и сырых баллов соответствующих опросников: нейротизм (47,8 (95 % ДИ: 45,4–50,1); 58,1 (95 % ДИ: 55,7–60,4); 52,9 (95 % ДИ: 50,2–55,5)), импульсивность (9,6 (95 % ДИ: 8,9–10,3); 11,2 (95 % ДИ: 10,5–11,9); 11,1 (95 % ДИ: 10,3–12,0)), избегание (44,0 (95 % ДИ: 40,7–47,452,0 (95 % ДИ: 48,0–56,1); 64,3 (95 % ДИ: 61,3–67,4)), алекситимия (58,9 (95 % ДИ: 57,0–60,9); 67,7 (95 % ДИ: 65,5–69,9); 67,7 (95 % ДИ: 65,5–69,9)) и депрессия (5,8 (95 % ДИ: 4,7–7,0); 13,3 (95 % ДИ: 10,5–16,0); 21,9 (95 % ДИ: 18,9–25,0)). Этим подтверждается высказанное предположение о сходных патогенетических механизмах невротических/соматоформных и аддиктивных расстройств и определяет дальнейшие направления разработки профилактических и реабилитационных мероприятий.
ключевые слова: синтетические катиноны, невротические и соматоформные расстройства, пятифакторная модель личности, копинг, алекситимия, депрессия
Comparative analysis of personality traits and mechanisms of coping behavior in consumers of synthetic cathinones and patients with neurotic and somatoform disorders
S.А. Igumnov, E. V. Gutkevich, P. S. Lapanau, S. M. Shakhova
We studied the psychological characteristics of patients with neurotic disorders and consumers of synthetic cathinones compared with healthy subjects. A total of 132 subjects were examined. The control group (CG) consisted of 50 people, the group of patients with neurotic disorders (MG1) – 52 people and the group of consumers of cathinones (MG2) – 30 people. In study were used the following scales: 5PFQ Big Five personality questionnaire; questionnaire «Stiles of coping behavior» (R. Lazarus); Toronto Alexithymic Scale TAS-26; Beck Depression Scale. It was found that patients with neurotic disorders and consumers of cathinones have common psychopathological features, which are significantly more pronounced than in mentally healthy subjects. The indicators of the groups are given in the following order: CG, OG1, OG2, – the values of tension and raw points of the corresponding questionnaires: neuroticism (47.8 (95 % CI: 45.4–50.1); 58.1 (95 % CI: 55 , 7–60.4); 52.9 (95 % CI: 50.2–55.5)), impulsivity (9.6 (95 % CI: 8.9–10.3); 11.2 (95 % CI: 10.5–11.9); 11.1 (95 % CI: 10.3–12.0)), avoidance (44.0 (95 % CI: 40.7–47.452.0 (95 %) CI: 48.0–56.1); 64.3 (95 % CI: 61.3–67.4)), alexithymia (58.9 (95 % CI: 57.0–60.9); 67, 7 (95 % CI: 65.5–69.9); 67.7 (95 % CI: 65.5–69.9)) and depression (5.8 (95 % CI: 4.7–7.0) ); 13.3 (95 % CI: 10.5–16.0); 21.9 (95 % CI: 18.9–25.0)). This confirms the suggestion about similar pathogenetic mechanisms of neurotic and addictive disorders and defines further directions for the development of preventive and rehabilitation measures.
keywords: synthetic cathinones, neurotic disorders, five-factor personality model, coping, alexithymia, depression
1. Oliver, C. F., Palamar J. J., Salomone A., Simmons S. J., Philogene-Khalid H. L., Stokes-McCloskey N., Rawls S. M. Synthetic cathinone adulteration of illegal drugs // Psychopharmacology (Berl). – 2019. – Vol. 236 (3). – Р. 869–879. DOI: 10.1007/s00213–018–5066–6. Epub 2018 Oct 18.
2. Palamar, J. J., Martins S. S., Su M. K., Ompad D. C. Selfreported use of novel psychoactive substances in a US nationally representative survey: Prevalence, correlates, and a call for new survey methods to prevent underreporting // Drug Alcohol Depend. – 2015. – Vol. 156. – P. 112–119. DOI: 10.1016/j.drugalcdep.2015.08.028.
3. Palamar, J. J., Rutherford C., Keyes K. M. “Flakka” use among high school seniors in the United States // Drug Alcohol Depend. – 2019. – Vol. 196. – P. 86–90. DOI: 10.1016/j.drugalcdep.2018.12.014.
4. Palamar, J. J., Su M. K., Hoffman R. S. Characteristics of novel psychoactive substance exposures reported to New York City Poison Center, 2011–2014 // Am J. Drug Alcohol Abuse. – 2016. – Vol. 42 (1). – P. 39–47. DOI: 10.3109/00952990.2015. 1106551.
5. Kessler, R. C., Berglund P., Demler O., Jin R., Merikangas K. R., Walters E. E. Lifetime prevalence and age-of-onset distributions of DSM-IV disorders in the National Comorbidity Survey Replication // Archives of general psychiatry. – 2005. – Vol. 62 (6). – P. 593–602.
6. Асадуллин, А. Р., Ахметова Э. А., Насифуллин А. И., Бадретдинов У. Г., Урицкий Б. Л. Клиническо-генетические особенности суицидального поведения больных, зависимых от синтетических катинонов // Суицидология. – 2018. – № 4 (33). – С. 61–73.
7. Асадуллин, А. Р., Анцыборов А. В. Новые психоактивные вещества: конец эволюции наркотиков или первая ступень // Медицинский вестник Башкортостана. – 2017. – № 4 (70). – С. 98–103.
8. Ларченко, А. В., Суворов М. А., Андрюхин В. И., Кауров Я. В., Суворов А. В. Синтетические катиноны и каннабиноиды – новые психоактивные вещества (обзор) // Современные технологии в медицине. – 2017. – № 9 (1). – С. 185–197.
9. Анцыборов, А. В., Мрыхин В. В. Синтетические катиноны «соли для ванн»: механизм действия, токсикологические аспекты, клиника, формирование зависимости // Интерактивная наука. – 2017. – № 5 (15). – С. 29–39.
10. Samara, О. Addictive behavior in conditions of a wide availability of so-called “legal highs” // Вісник Одеського національного університету. Психологія. – 2015. – № 20, 2–2 (36). – С. 161–170.
11. Воронкова, Я. Ю., Радюк О. М., Басинская И. В. «Большая пятерка», или пятифакторная модель личности. Смысл, функции и значение разных отраслей практической психологии в современном обществе: сборник научных трудов / под ред. Е. Н. Ткач. – Хабаровск: Изд-во Тихоокен. гос. ун-та, 2017. –С. 39–45.
12. Исаева, Е. Р. Копинг-поведение и психологическая защита личности в условиях здоровья и болезни. – СПб: Издательство СПбГМУ; 2009. – 136 c.
13. Григорьева, И. В., Скугаревская М. М., Трущенко М. Н., Адамчук Т. А. Взаимосвязь алекситимии и аффективно-личностных свойств у лиц с зависимостью от алкоголя // Проблемы здоровья и экологии. – 2018. – № 58 (4). – С. 36–41.
Формат файла: pdf (242 Кб)